Рябчик. Рассказы

Рассказы, стихи, рисунки

Модераторы: Владимир РОС, Лёня

Аватара пользователя

Автор темы
nizamir
Участник форума
Сообщения: 189
Зарегистрирован: 04 авг 2015, 16:35
Репутация: 178
Имя: Низами
Откуда: Москва
Секция/Клуб: МООиР
Ваш РОС: Дик 5286/11
Контактная информация:

Рябчик. Рассказы

Сообщение nizamir » 21 окт 2015, 23:17

Рябчики


В рябчиках восхищает все: и прихотливость окраски - прелестное сочетание розового и серебряного, и задорный "гребешок" на голове, и точеные крестики лап, и их "образ жизни" - постоянное отшельничество, любовь к уединению в лесных дебрях, и их трогательная привязанность друг к другу, когда поздней осенью они разбиваются на пары.

Я очень рано, примерно в одиннадцать лет, прикоснулся ко всем сокровенным тайнам леса и тогда же въявь, в лесу, я увидел рябчиков, услышал несравненную песенку этих птиц. Музыкальный их свист, такой легкий и успокаивающий, всегда напоминает мне, - не по звуку, конечно, а по настроению, - "сверчка на русской печи".

Рябчики всегда казались мне птицами поздней осени (и частично зимы).

Рябчики Весной, в пору вальдшнепиной тяги и зацветания деревьев, брачный свист рябчиков как-то не затрагивает сердца: он тонет в шуме вод и шорохе молодых, упоительно пахучих листьев, в неумолкающем торжестве певчих птиц и в долгих зовах кукушки.

В августе и сентябре, в разгар тетеревиных, утиных и дупелиных охот, охотиться за рябчиками бессмысленно. Рябчики, поднимающиеся то выводком, то поодиночке, чуть ли не мгновенно скрываются с глаз, осаживаются на деревьях, как бы "вростая" в них, и разглядывать их среди густейших ветвей - невозможно... Да и выстрел по летнему, еще не взматеревшему сидячему рябчику слишком легкий, не дающий такого волнения и удовлетворения, как выстрел по тетереву, с гулом поднявшемуся из-под стойки собаки, или по быстролетному чирку на вечернем перелете.

Но вот проходит пролет дупелей, наступает настоящая осень, с шумом листопада и серебром утренников - и все более ценной и красивой добычей становятся рябчики.

Лес, раздетый дождями и ветрами, делается все просторнее, опавшие листья принимают цвет блеклой меди, вершины голых берез бесприютно раскидываются в сумрачном небе, и только папоротники, все еще не потерявшие осенней узорности, радуют глаз, будто тонкие восточные ковры.

Чудесная пора чуть моросящих дождей, звучной и легкой капели - пора пролетных вальдшнепов, является незабываемым праздником для охотника, но эта пора очень коротка: она кончается с первым морозным северным ветром... Вальдшнепы уносят с собой последнее тепло осени, и лес, проводив их, глохнет и пустеет, - у его порога стоит зима: зайцы уже щеголяют пушистой белизной, белочки - серым, голубеющим мехом. Звонко, задорно и певуче разносится по лесу призывный голос лайки, а потом и дружный, томительно-страстный вопль гончих.

В это время, между осенью и зимой, я и люблю охоту на рябчиков. Особенно хороша эта поэтическая охота в те морозно-солнечные, великолепно звучные дни, которые нередко выпадают перед снегом. В сущности это даже и не охота, а скорее прогулка: не надо ходить далеко, не надо окликать собак рогом, не надо спешить на зов лайки, - можно, никуда не торопясь, брести мелколесьем, любоваться сохранившимися кое-где березовыми листьями, похожими на иссохших бабочек, можно насыпать в сумку несколько пригоршней палево-смуглых, стеклянно-звучных орехов.

Выйдешь, бывало, после полудня, тихо пересечешь пустое поле и не нарадуешься простору убегающей в бесконечность дороги, синеве озимей, своим шагам по упругой, вымороженной земле... В лес входишь осторожно и тихо - поступью следопыта, подолгу прислушиваешься к каждому звуку, подолгу глядишь и не наглядишься на зеркальность пруда, по которой серебристой паутиной светится тонкая чеканка мороза. Лес тих; только белочка с легчайшим шуршанием вышелушивает еловую шишку, тяжелую, как свинец; лес заброшенно пуст, лишь кое-где на березах стайками лепятся снегири...

Потом в лесу, от дерева к дереву, начинает как бы разматываться золотая нитка - чисто и тонко зачинается песнь рябчика. Вслушиваясь в эту "песнь", делаешь несколько шагов, выбираешь наиболее удобное и укромное место где-нибудь среди невысоких елочек, достаешь пищик и, холодя им губы, неторопливо перекликаешься с рябчиком, в точности повторяя его свист. Иногда рябчик, откликаясь, быстро идет на зов, но чаще бывает так, что "пересвист" рябчиков - настоящего и мнимого - длится довольно долго. Стоишь совершенно бесшумно и недвижно, насвистываешь спокойно и уверенно, ни на секунду не сбиваясь с тона, оглядываешься вокруг зорко, настороженно... "Пошел!" - мысленно говоришь себе и явственно различаешь, что свист, действительно, близится, явственно слышишь трескучий перелет рябчика. Еще один короткий ответ птицы - и свист молкнет, сменяясь торопливо неловкими и вместе такими изящными шажками рябчика по звучно-стылой земле... В стороне, под медвежьей лапой елки, что-то вдруг зарозовело, словно там вырос огромный рыжик: это сторожко остановился, прислушиваясь, рябчик. Послушав, он опять затрусил вперед, почти до земли распустив тугие, серповидные крылья.

Рассыпчато и звонко хлопает выстрел...

Еще лучше стрелять рябчика, когда он идет "верхом", по деревьям: тогда в миг выстрела он видится во всей своей красоте, с малиновыми бровями и веерным хвостом, во всей застывшей настороженности и как бы озабоченной раздумчивости...

Мне всегда казалось, что обилие дичи обесценивает смысл и прелесть охоты, и если я добывал двух-трех рябчиков - это была большая, празднично-охотничья радость. И до чего же ясно (будто это не отделено чуть ли не полустолетием) помню я возвращение с этих охот - холодные, темнеющие поля, пышные сосны и ели, словно врезанные в багрец заката, приветливо-теплые заглядывания в кухню, где так красиво лежали на подоконнике рябчики.

Наш животный мир поистине удивителен по своей бесконечной красочности и крайнему разнообразию. Животные, даже принадлежащие к одному семейству, весьма часто резко отличаются друг от друга и "образом жизни", и привычками, и повадками. Рябчики, относящиеся к семейству "куриных", мало чем напоминают глухарей и тетеревов, кроме того, они, как и эти старшие их сородичи, являются коренными жителями леса.

Глухарь предпочитает глушь и сумрак бора, тетерев - свет и простор березово-осиновых чащ, рябчик - смешанное мелколесье. Глухарь и тетерев превосходно выдерживают и стойку легавой собаки, и звонкий взбрех лайки.

Рябчики обычно не выдерживают стойки и решительно не выносят собачьего лая, покидая дерево при первом его звуке.

Рябчики никогда не сбиваются в стаи и если зимой, подобно тетеревам, и ночуют под снегом, то лишь парочками. Мелодично посвистывая, они могут подолгу сидеть около ручьев.

Рябчики - чудесное украшение нашего русского леса, нуждаются в самой бережной охране: без их трепетных взлетов, без их песенки, прелестной, как мелодия игрушечного рожка, лес кажется пустым, одиноким.

Охотник, если он по-настоящему любит природу, не может не любоваться такой простой и милой картиной: уголок осеннего леса, несколько голых берез, невысокая сосенка и на ней - две птицы очень нежной (серебристой и розовой) окраски, которая несравнима ни с какой самой изысканной акварелью.

Н. Смирнов

"Охота и охотничье хозяйство № 11 - 1959 г."

Аватара пользователя

Voyager59
Участник форума
Сообщения: 450
Зарегистрирован: 05 авг 2015, 00:51
Репутация: 165
Имя: Андрей
Откуда: Пермь
Секция/Клуб: ПКФОиР
Ваш РОС: Жиган

Рябчики

Сообщение Voyager59 » 23 окт 2015, 22:24

Рябчик.

«Погода на Урале стояла мерзопакостная, но рыба в Каме была»
Аркадий Райкин.

Октябрь. Всего 200 километров от города, от шума, от суеты. Непроглядное утро. Глаза уже не хотят спать, но весь организм, вместе с окружившим меня Лесом, требует встряски. Тишина – хоть глаз выколи. Начинается новый день. И этот день я встречаю у кромки поля, натягивая сапоги и перешучиваясь с друзьями вполголоса, словно боясь разбудить лесных духов. Машина обидчиво моргнула и мы, оставив ее скучать до вечера одну, двинулись по просеке навстречу солнцу, которое только-только начало стягивать одеяло с сонного Леса.
Удивительно непривычно приехать из дождливого города в заснеженный Лес. Пушистые хлопья белого покрывала скрадывали глухие удары сапогов. Еще не шапки, но вполне сформировавшиеся чепчики, украсили верхушки деревьев. И вековые ели-генералы, обидевшись на такой наряд, пытались стряхнуть с себя снеговую осыпь, но безуспешно – ветер еще спал. Однако им на помощь внезапно пришли тетерева, слетевшие с веток и встряхнув их. Освободив разлапистую ель от стыдливого одеяния, тетерева, заложив крутой вираж над просекой, скрылись из виду. Дальше мы уже шли молча. Слушали утреннее дыхание Леса. Смотрели вдаль, где уже совсем отчетливо белел рассвет.
В это утро над нами поиздевался еще один «черныш». Он вылетел из-за «ушей» со сверхзвуковой скоростью и унесся по своим делам, даже не поздоровавшись. Обалдев от такого поворота событий, пристально вглядываясь в серебро деревьев, мы вышли на поле. Утро наступило. Тучи полностью закрывали небо. Но недостатка в свете не было! Он был повсюду! Багряно-желтое-зеленое море Леса заставило остановиться в изумлении от роскоши! Как в детстве – перевернул страничку книжки с текстом, а на другой страничке яркая картинка – глаз не оторвать! И здесь – в Лесу, можно прочитать и увидеть многое. Стоит приглядеться и вот лосиная тропа. Целая семья недавно прошлепала. Лосята еще маленькие – следы тонкие да и шаг короткий. Вот посреди поля торчат рыжие уши. Через мгновение в прыжке, похожем на прыжок испуганной кошки, проявляется рыжая бестия, бессовестно мышкующая в чистом поле. Но слух у чертовки идеальный – одно неловкое движение и она бежит домой, в Лес, балансируя на поворотах пушистым хвостом.
Трель рябчика выводит из зачарованного, от наблюдения за лисой, состояния. Азарт врывается в душу, и я скрадываюсь в ближайшем перелеске там, где свистит рябчик. Удивительно – я зову рябчика манком, но он не отвечает. И лишь по вертолетному хлопанью крыльев определяю, что он сел рядом. Я врос в дерево. Через пятнадцать минут на ветку, прямо над моей головой, села птица в ярко красно-серо-оранжевом оперении размером с небольшого голубя. Потоптавшись немного, наклонилась и с интересом посмотрела прямо мне в глаза. Я попытался объяснить ей взглядом, что она тут лишняя. В конце концов у меня в руках ружье, а она неприятно-сверху надо мной. На мое счастье, она лишь удовлетворила свое любопытство и, чирикнув что-то на прощание, улетела. Тем временем мой дорогой рябчик ходил по земле где то рядом. В девственной тишине Леса его шаги были похожи на шарканье пожилого человека, только очень резвого. Он так и не отвечал на манок. Молча, мы пробыли друг рядом с другом еще полчаса. Я слышал биение своего сердца и «шыр-шыр-шыр» где там, за деревьями. Ноги затекли. Руки устали держать наготове ружье. Я присел, что бы размяться и увидел голову, торчащую из-за ели в десяти метрах от меня. Рябчик с любопытством смотрел. Увидев, что меня рассекретили, я довольно громко попрощался с ним и выдвинулся к друзьям, которые ждали меня на привале с ароматным костром и обедом перед возвращением в город…

p.s. «Щур птица таёжная и увидеть её просто удача. В центральных районах России птица появляется в осеннее-зимний период. А массовые залёты птиц очень редкие и бывают не каждый год, и не везде. Щур птица крупная – примерно со скворца. Взрослый самец очень красив. Голова птицы, шея, грудь и даже спина оранжево — красные».

Аватара пользователя

Автор темы
nizamir
Участник форума
Сообщения: 189
Зарегистрирован: 04 авг 2015, 16:35
Репутация: 178
Имя: Низами
Откуда: Москва
Секция/Клуб: МООиР
Ваш РОС: Дик 5286/11
Контактная информация:

Рябчики

Сообщение nizamir » 23 окт 2015, 22:35

Спасибо отличный рассказ!!

Аватара пользователя

Voyager59
Участник форума
Сообщения: 450
Зарегистрирован: 05 авг 2015, 00:51
Репутация: 165
Имя: Андрей
Откуда: Пермь
Секция/Клуб: ПКФОиР
Ваш РОС: Жиган

Рябчики

Сообщение Voyager59 » 23 окт 2015, 22:48

nizamir писал(а):Источник цитаты Спасибо отличный рассказ!!

Вам спасибо за оценку! моя любимая из охот - на рябчика. с одной стороны тишина - с другой музыка, романтика.... А сейчас, с ушастым помощником, она стала вдвойне любимей!) - Не каждый раз собакен "полчаса" у ноги выдерживает. Особенно когда рябой пешком, да нам с ветром в нос, топает) добычливость упала, градус эмоций возрос!

Аватара пользователя

Айтос
Читатель форума
Сообщения: 120
Зарегистрирован: 13 авг 2015, 13:27
Репутация: 57
Имя: Леонид
Откуда: Ковров
Секция/Клуб: Ковровский клуб РОС
Ваш РОС: Айтос

Рябчики

Сообщение Айтос » 23 окт 2015, 23:13

Что такое осень? Хмурое небо, бесконечные дожди, слякоть, грязь. Но, бывает, природа делает подарки, поражая своей магической красотой и щедростью. Случается такое вначале сентября. Синее небо, но палящей жары уже нет. Берёзки в необычном наряде: золотые пряди и блёски сусального золота, украшают зелёную крону. Чудная пора! И подкупает своими подарками: поспели орехи, дразнят, разжигают аппетит лесные яблоньки наливными, медового цвета яблочками. Не удержаться: обязательно сорвёшь и надкусишь и удивишься их неожиданно приятному освежающему вкусу. Но, главный, с нетерпением ожидаемый всеми подарок-деликатес, особенно после сухого и не очень щедрого лета – грибы всякие и всевозможные на любой вкус и желание….
По выходным дням Лес оккупируют грибники-горожане с ножами и всевозможной тарой: корзинками, вёдрами, пакетами. Начались заготовки даров природы на зиму. Со всех сторон слышны голоса: «Ау-у!» - «Ого-го-о!» - «Лё-ё-ня-я-я!.. Ты где? Что не отзываешься?» - «Да, тут, вот, я, тут…Тише… А то, набегут…». Все заняты делом, ищут, не поднимая глаз от земли, грибы, вряд ли, при этом, замечая окружающую красоту земную. «Ого-го-о…».... Лес стал похож на проходной двор, нет в нём покоя, той благоговейной, как в храме, первозданной Тишины. А в эту же сказочную пору у таинственных лесных молчальников – рябчиков начинаются помолвки и свадебные обряды и можно услышать их пересвист. Поди, подавляющее большинство неохотников вспоминают, что есть такая птица, лишь, когда увидят ананас.
Общеизвестно, что человек - Царь Природы. А он, почему-то, частенько забывает, что лес постоянное и единственное местообитание многих диких зверей и птиц, которым вряд ли нравится, когда в их дом вламываются галдящие толпы царей, цариц и царят. Замолкают и разбегаются кто куда с обжитых мест. Потому-то лес и кажется пустынным.
Только тихо ступая по мягкому лесному ковру можно услышать, переговорить и подманить (если умеешь и знаешь как) загадочного лесного петушка-рябчика. Они осторожны и не любят шума. Они не отзовутся, когда ветер шумит лес и качаются кроны. Когда, как бельё на верёвке, трепещет листва. Да и просто треск сучка под ногой заставляет их затаиться, замолчать надолго. Добытый рябчик – тоже дар природы умелому охотнику. Не каждому дано его взять. Не в каждом лесу его встретишь. Нужно изучать повадки и привычки, иметь терпение и умение подманить, подражая петушку или курочке, для чего немаловажно наличие музыкального слуха. И, конечно, нужны зоркий и верный глаз, твёрдость руки. Добытый рябчик – награда за знания и умение, за терпение и труд….
Давно взял себе за правило, собираясь об эту пору за грибами брать с собой манок на рябчика.
Так было и в этот раз. Приятель-рыбак, он же заядлый толковый грибник, с утра начал тревожить душу: «В лесу грибы пошли - на рынке продают (есть у нас такая народная примета)!! Погнали! Я знаю место, где есть грузди белые и чёрные. Там же и других полно!»
- «Куда едем?»
- «В Алачино! Там точно белый груздь есть!»
Ну, что ж, в Алачино, так, в Алачино – правда, туда поболе двадцати километров в один конец. Места мне неведомые. Но, говорят – бешеной собаке семь вёрст не крюк. Тем более на машине. Не прошло и часа, как нас принял под свою крышу столетний бор….
На дороге, между глухим лесом и берёзовым мелятником, встретилась любопытная глухарка. Увидев машину, не испугалась, лишь вытянула шею и, кокетливо повернув на бок голову, скосив один глаз, смотрела на железное чудо, приближающееся к ней. Решив, видимо, что такое знакомство ей ни к чему, неторопко перешла пыльный просёлок и исчезла в высоком бурьяне на обочине. Приятель-рыбак заметил: «Эх, Николаич, вот бы тебе сейчас ружьё!»,
- «И чего бы я с ним делать стал? Настоящие охотники глухарок не стреляют!»-
- «Оцени, какие места! Непуганые глухари, как куры, по дорогам бродят!» -
- «Э-э! Сейчас нет такого места, где не наследил бы человек…»
Вялый разговор погас сам собой - всем хотелось скорее добраться до заветного грибного места. По разбитой дороге скорее не получалось. То на первой передаче, как на цыпочках, осторожно, с риском свалиться, проползали над провальными колеями, промятыми в слабом грунте лесовозами. То с риском застрять форсировали похожие на болота, прозеленевшие стоялые лужи в низинах. В них летом головастики превращаются в лягушат. То, надрываясь на пределе мотором, еле-еле взбирались на крутой откос. Наконец, преодолев все припасённые лесной дорогой препятствия, прибыли туда, куда, кажется, ни один человек не забирался. Вот самонадеянное заблуждение: вышли из машины и оказались на задворках мусорки: рваные пакеты, банки из-под пива, пластиковые бутылки, мятая бумага и прочие свидетельства, что это заповедное место давно потеряло первобытную девственность. Мы давно и далеко не первые здесь….
Переобувшись, вооружившись тарой, быстро разбрелись между елей, сосен и берёз в разные стороны…. Прошло довольно много времени прежде, чем мы с женой, набродившись по ельнику и преодолев сырой и тёмный овраг оказались в светлом молодом березняке. Наша грибная добыча едва покрывала днища вёдер. А тут вдруг стали попадаться чёрные грузди. Они прятались под прошлогодним пёстрым ковром в траве. Но, скоро мы приноровились и начали уверенно находить их среди опавшей листвы. Настроение заметно улучшилось. Будний день и в лесу было тихо, если не считать стуков дятла и цвирканья каких-то пичуг. Вдруг меня будто ударило током: издалека донёсся мелодичный свист, принадлежащий…. только рябчику! Замерев и не веря себе, стал вслушиваться в тишину, ожидая повторения. Сердце охотника восторженно заколотилось. Оглянулся вокруг. Боже! Какая красота! Корыстно уткнувшись взором в землю и ковыряя её подобранной палкой, я не замечал такого сказочного великолепия вокруг. Не по-осеннему бездонное бирюзовое небо над головой. Тонкие белоствольные берёзки толпились вокруг полянки, как девушки на смотринах, группками и рядами одна за одной, будто, взявшись за руки, замерши на мгновенье в дружном хороводе. Их зелёные наряды как монистами украшены «золотушками». Это первые подарки приближающейся Золотой осени! А вон там, чуть поодаль багрово заполыхали осинки. Позади меня, загородив овраг, тёмной стеной стоят, хмурые ели, будто сгрудились парни и выбирают себе подруг. Чу! Вновь донеслось несколько тактов нехитрой песенки рябчика. Не медля больше, вытаскиваю из кармана самодельный манок из заячьей косточки - давний подарок, светлой памяти, знаменитого ковровского охотника Льва Жирнова. Начинаю манить. Нехитрой волшебной фразе, переложенной на посвист рябчика, меня научил он же. Восторженные эмоции, мешая высвистеть правильно эту фразу, охватывают меня. Всё моё охотничье «Я» воспарило: вот сейчас, вот прилетит таинственная птица - рябчик. Неожиданно, как обухом по голове, раздался тревожный зов жены: «Ау! Где ты!?» - боится заблудиться. Моё, воспарившее было, «Я» с размаху шлёпнулось обратно. Всё пропало – напуганная птица теперь затаится - не прилетит. Не очень сдерживая эмоции, прохрипел в ответ: «Да здесь я! Чего шумишь?» и подошёл к ней. «Где ты носишься?! Смотри сколько здесь грибов!». Я с досадой, но, на всякий случай, шёпотом: «Да что грибы! Тише! Рябчик отозвался, а ты пугаешь!»
В этот момент послышалась желанная песенка гораздо ближе. Значит, не испугался. Наверное, привык к крикам грибников. Снова засияло солнце надежды встретиться с лесным тихоней. Немедленно усадив грибницу у ствола и велев ей молчать и не шевелиться, начал игру с рябцом. Что это петушок мне стало понятно по свисту, что он издавал. Рябчик приближался, чтобы прогнать соперника, вторгшегося на его брачную территорию, осторожно, неспешно. Жене надоело ждать – грибы интереснее. Она незаметно удалилась. Мне ж не до грибов – птица отзывается всё ближе. Наконец, где-то, совсем почти, рядом раздалось – Фр-р-р! Подлетел и замолчал. Я тоже перестал манить – могу сфальшивить и тогда мне не увидать своего визави. Не шевелясь, ворочая только глазами, высматриваю его. Знаю – он, прячась рядом, тоже высматривает соперника. Состязание перешло в завершающую фазу. Мы накоротке, но высокая трава мешает обоим. Кто кого – обнаружит первым? Нервы на пределе! Но терпение, терпение! Птица совсем близко! Фр-р-р!- рябчик не выдержал первый! Он с треском коротких крыльев взлетел в метрах десяти передо мной и стремительно метнулся через поляну. На уровне рефлекса я вскинул к плечу палку, которой разгребал листву, повёл за ним ею как стволом ружья, Даже успел шевельнуть губами, изображая дуплет: «Бах-бах!» Мгновенье, другое и он исчез в кроне берёзы. За эту пару мгновений, что лесное диво было перед глазами, успел разглядеть и чёрную бусинку глаза с алым окаймлением, и хохолок, и короткий клюв пёстрой птицы. Вот оно – одно из чудес света! Чувство охотничьей удачи переполняло меня….
В прекрасном настроении пошёл искать жену. Она оказалась недалеко и со смехом сразу спросила: «Ну, что, охотничек? Попал?» Я с недоумением посмотрел на неё: «…?» Потом тоже рассмеялся. Оказывается, издали наблюдая за мной, видела, как я вскинул палку, словно ружьё….
В этот день мы и грибов набрали, и я бескровно поохотился. Но, в ближайшие дни, если погода устоится, отправлюсь за рябчиками уже по настоящему: без жены и корзин.

ЛН Карантаев
с. Алачино

Аватара пользователя

Айтос
Читатель форума
Сообщения: 120
Зарегистрирован: 13 авг 2015, 13:27
Репутация: 57
Имя: Леонид
Откуда: Ковров
Секция/Клуб: Ковровский клуб РОС
Ваш РОС: Айтос

Рябчики

Сообщение Айтос » 24 окт 2015, 08:34

С Айтосом в лесу.

На охоту на рябчика с «пищиком» собаку не берут, учил меня друг - опытнейший Ковровский охотник Лёва Жирнов – шумовая помеха при охоте на осторожную лесную птицу. Я же без своего Айтоса – русского спаниеля – никуда. На любой охоте - везде он рядом. Да и как иначе? Ведь осенью на бродовой охоте он просто незаменим! Порой протопаешь километров 10 – 15 за день – тут всё встречается: и луга и болота, поля и лес. И дичь за одно поле попадается разная: бекасы и утки, коростели и перепела, дупели и вальдшнепы, порой и вяхирь налетит, а то и тетерев из бурьяна поднимается. И везде спаниель к месту.
А нередко бывает, набредёшь и на «рябчиный» лес. Тут получается по старо-охотничьим обычаям с собакой охотиться – только время терять. Что делать? Мимо пройти? Вот ведь незадача: с одной стороны просто так уходить не хочется, а с другой – собаку в карман не спрячешь. Но мне повезло: Айтос у меня настоящий друг и партнёр по охоте, с понятием. С ним всегда можно договориться как вести себя в той или иной ситуации. На любую охоту только с ним. Постепенно он привык и стал понимать, что нужно делать уже по месту: звук «пищика» и рука с ладонью вверх – внимание, стоять! Затем рука опускается и указательным пальцем вниз – значит, рядом, ко мне и тихо-тихо - шаг в шаг. А уж лежать не дёргаясь, боком прижавшись к ногам дорогого хозяина и учить особо не надо. К третьему полю Айтос в среде наших охотников приобрел известность. Бывает, в лесу встречаешься с незнакомым охотником, а он вдруг обращается к тебе по имени и фамилии. Удивляешься своей известности, а в разговоре вдруг упонимаешь, что тебя признали по собаке – это Айтос известен, а ты только владелец при нем. Но сейчас не об этом.
Пригласил меня, как-то по осени, наш председатель Ковровского районного общества охотников Амплеев С.И, в родные ему места, село Маринино, на вальдшнепиную высыпку. Денек был погожий, и побродить в березовых перелесках - одно удовольствие. Золотая осень - воздух напоен сладковатым ароматом преющей листвы. После вчерашнего мелкого дождика, слегка влажный, мягкий ковёр из опавших золотых листьев приглушал шаги. Передвигались в берёзовой роще, что облюбовали себе вальдшнепы, почти бесшумно. Айтос в лесу работал накоротке, далеко не уходил. А если и скрывался где-то в кустах подлеска, то на короткий посвист «пищика» мгновенно являлся перед глазами. На мой взгляд, вальдшнепов было много в перелесках – спаниель поднял их штук 15. Взлетающие из кустов из-под Айтоса вальдшнепы не летели по открытому месту, а сразу начинали мелькать меж берёзовых стволов из стороны в сторону, как бекасы. Выцеливать их было невозможно, стреляли только «тычком», навскидку. Стреляли азартно: и порознь и вместе, но, увы, всё как без дроби. То не с руки, то, как-то непривычно, в общем, всё мимо, как ни объясняй. Да и волнение от страстного желания непременно добыть осеннего вальдшнепа, не способствовало меткости выстрела. Одним словом, хоть и без результата, но настрелялись от души и весело... Притомившись, присели на поваленную ветром берёзу отдохнуть и перекусить «чем бог послал», а заодно и обдумать дальнейшие планы. Айтос, умяв свою часть общей трапезы, улёгся рядом, привалившись, по обыкновению, к ноге хозяина. Рассуждениям нашим он не мешал – подрёмывал себе на солнышке, положив морду на передние лапы. Только порой, когда я менял положение ноги, поднимал голову и смотрел мне в глаза: не пора идти дальше? Нет, видимо, не пора, раз хозяин сидит, и вновь укладывался поудобнее. Время перевалило заполдень, ласковое осеннее солнышко начало клониться к раннему вечеру, но до начала утиного перелёта ой, как далеко. После обмена адреналиновыми впечатлениями от охоты на вальдшнепов, мы стали рассуждать на предмет продолжения охоты со спаниелем: дупель уже ушёл на юг, но есть бекасы в достаточном количестве. Вот только надо угадать, где их больше. На каком болоте продолжить сегодняшнюю охоту? Ну что ж, по бекасу, так по бекасу – спаниель и это запросто может. Надо вернуться к «Ниве» и переезжать в угодья другого плана. Тут Сергей Иванович обратил внимание на висящий у меня на шее «пищик», которым я управляю Айтосом. (Очень удобно: на собаку не ору как полоумный, следовательно, и дичь не пугаю своими криками, и пёс слышит издалека.) Он кивнул на манок и обмолвился: мол, тут неподалёку есть местечко, где водятся рябчики. Но, посетовал он, с собакой ничего не получится – рябчик – птица очень осторожная и собака только распугает их. «Ну, Сергей Иванович, вы не знаете Айтоса - сказал я – он будет только помогать!». «Ну, не знаю, - с сомнением покачал он головой, - на такой охоте нужна осторожность и тишина и поэтому собак не берут – всё разгонят!». «И куда ж девать Айтоса?» - «Ладно, пойдём, попробуем - посмотрим, что получится».
Местечко мне показалось, на первый взгляд, «не такое» - как бы неправильное, мрачноватое после светлых берёзовых перелесков. Тут и горькая осина с берёзой вперемежку и частый молодой подлесок на месте бурелома и старый ельник. В долу, вдоль цепочки бочажков, пересыхающего летом в засуху ручья - загущенный осиновый «мельчатник». Наверху косогора – чахлые, мелкие, от недостатка влаги, сосёнки. В общем, лес, как иногда говорят – «мусорный». «И вот тут рябчики?» - удивился я. «Да» - сказал Сергей Иванович и вновь с сомнением покосился на Айтоса. Я прибрал спаниеля к ноге и по старому заросшему просёлку мы углубились в лес. Хорошо поставленный рабочий пёс не дёргается, не рыскает (хоть, это видно, ему и хочется) из стороны в сторону по зарослям - идёт со мной рядом, как привязанный, шаг в шаг. Углубившись в чащу, остановились под старыми деревьями и минут 10-15 стояли молча, слушая тишину. Давали время пугливым обитателям леса, успокоится от нашего непрошенного вторжения. И вот, издалека, желанной волшебной мелодией донёсся незатейливый свист рябчика–петушка. Значит, рябчики здесь действительно есть.
Поскольку «пищик» у меня был один на двоих – я поднёс его к губам и, сдерживая понятное охотникам волнение, начал старательно выводить, как учил, несравненный в этих делах мой друган по странствиям в лесах, Лёва Жирнов, простенький мотив, подражая петушку рябчика. Раз, другой, третий - и вот лн отозвался, а вот ещё один. Они, настоящие, начали перебранку и разборку друг с другом и я, «третий–лишний», остался в стороне, не при делах. Ну, что ж, раз тут не получилось, тем же порядком переместились немного дальше. Постояли, помолчали, и я снова завел песню про «пять тетеревов». Вот, наконец-то, отозвался рябчик! Вот опять он, но уже ближе. Айтос лежит у ноги, чувствую – напрягся, его волнение выдает короткий хвостик, который «бешеным» маятником мотается из стороны в сторону. Маню, рябчик всё ближе, но не вижу его. Я притих, вслушиваюсь в тишину леса. Вдруг рядом резкое – «Бах-х!» - покатилось по лесу. Аж, вздрогнул. Увлекшись диалогом с птицей, забыл, что я не один. Значит, есть! – Сергей Иванович «взял» петушка! Айтос от выстрела выгнулся, вскочил на ноги, но без команды не сошёл с места. Даю команду «Дай!» - пёс сорвался с места! Секунды и вот он подаёт мне добычу в руки! Взяв птицу, даю разрешение: «Гуляй!». Айтос мгновенно скрылся в кустах – пусть снимет напряжение – хуже не будет. И так громыхнули на всю округу! Пока пёс кружит в зарослях неподалёку, передаю Сергей Ивановичу его законную добычу. Вместе рассматриваем петушка, любуемся. Вот он каков таинственный лесной красавец! «Ну, что? Помешал Айтос?» - «Нет! Действительно - не зря идёт слава о нём среди охотников». Дали псу подержать добычу. Он зарылся носом перья – сопит с наслаждением. Для тренировки пару раз кинули на подачу. Красиво подал из кустов в руки. Молодчина! От гордости за него аж распирает изнутри…
Успокоились сами, и вновь надо дать время успокоиться обитателям леса. Соблюдая тишину и осторожность, мы с Айтосом двинулись дальше. Сергей Иванович остался на месте – он с добычей. Бесшумно ступая по влажной листве вышли к небольшому прогалу. Вроде подходящее место. Я удобно уселся на ствол старой полусгнившей ели, прислонившись к толстому суку, торчащему обломанным концом немного выше моей головы. Айтос по обыкновению лёг у ствола и привалился к моей ноге. Надо немного переждать – послушать лес. Безветрие – ни веточка, ни листочек не шелохнутся - благоговейная тишина. Только где-то, далеко, чуть слышно, стучит дятел. Воздух напоён сладковато-пряными осенними ароматами, чем-то напоминающими дорогие восточные духи. Эти ароматы навевают что-то очень хорошее, приятное и близкое, но давным-давно в круговерти бытия позабытое. Вдыхаю и вдыхаю запах, но никак не могу понять, что это мне напоминает. Кажется, вот-вот сейчас вспомню. Но нет – в последний момент воспоминание ускользает. Как во сне. И снова и снова глубоко вдыхаю чарующий колдовской аромат, напряжённо пытаясь вспомнить это очень что-то хорошее из далёкого счастливого прошлого… Завозившийся у ног спаниель, возвращает меня из мира грёз в реальность. Казалось - только что был в другом мире, на другой планете – и вот уже сижу на стволе ели: рядом любимый Айтос, ружьё, прислонённое к дереву, в руке «пищик» на рябчика. Посмотрел на часы – прошло достаточно времени, что бы всё успокоилось. Так уж, видимо, устроен мир: недавно прогремел гром, пронеслась гроза, но – прошло немного времени и всё забылось, каждый вновь занят своими маленькими обыденными делами. Всё тихо кругом. Как будто ничего не случилось.… Начинаю манить. Раз, другой. В одну сторону, в другую. Вот, наконец, ответил рябчик. Петушок принял мой вызов. Он готов на бой с соперником за территорию, за внимание «дамы». Основной инстинкт сильнее соображений осторожности! Вот пернатый боец отозвался ближе. Вот ещё ближе! Последний раз поманил и молчу: близко подлетевшая птица может разобрать фальшь моей песни и уйдёт. Рябчик спел свое про «пять тетеревов» еще ближе – я молчу, не шевелюсь, Айтос лежит неподвижно у ствола - однако хвост выдает его азарт. Рябчик чувствую где-то рядом, вот-вот должен показаться. Сам я замер, шея вытянута, ружье наготове, палец на курке. Не шевелюсь - слух напряжен до предела, глазами высматриваю, откуда появится: прямо «полом» подбежит или где-то из-за ствола тоже осторожно выглядывает. Вдруг краем глаза замечаю опасность - мне в голову летит здоровый серый ком, показалось - булыжник или кирпич. Инстинктивно вжимаю голову в плечи и, уходя от удара, делаю, как в боксе, «нырок» в сторону. В тот же миг Айтос пружиной взмыл вверх и лязгнул зубами. Падавший ком, казалось прямо из его пасти, в свою очередь резко идёт вверх. Мгновение спустя я понял – это рябчик твёрдо решил найти и наказать соперника, спланировал на едва торчащий над моей головой еловый сук. Почти мне на голову! Естественно, этакой наглости Айтос вынести не мог и прыгнул ему навстречу, едва не поймав на лету. Испугавшийся рябчик резко взмыл и, отчаянно хлопая крыльями, нырнул в густые тёмно-зелёные ветви высокой ели, в метрах 20 от меня. Несколько секунд ищу его глазами и, медленно наводя ружье на то место, где, как мне показалось, он скрылся. Но пеструю птицу не так то просто отыскать взглядом в ветвях. Стрелять - не стрелять? Здесь рябчик или нет? Не стрелять – значит 100 % без добычи сегодня, а стрелять: тут 50 на 50. Стреляю. Рябчик комом, задевая за ветки, падает на землю. Айтос по команде весело несется под ель, подбирает и несет добычу мне в руки. Молодчина! Пока я любовался нарядным опереньем петушка, подошел на выстрел Сергей Иванович. Сравнили добычу, поговорили, я рассказал и показал в лицах, что тут произошло. Похвалили Айтоса за его разумное поведение. Ну, и пора домой!



Л.Н. Карантаев
с. Маринино.
Ковров


Вернуться в «Творчество»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

Форум "Русский Охотничий Спаниель" : Отказ от ответственности